Письмо в Школьный сектор

Наказание невиновных и награждение непричастных, - Наталья Иванова-Гладильщикова.

В Москву возвращаются российские школьники - победители международных предметных олимпиад. Как всегда, медали завоевали физики, химики, биологи и математики. Между тем в реальности эти победы достаются не благодаря, а вопреки. И участники олимпиад, и тренеры сборных лишены элементарной поддержки государства.

Парадные реляции

Успехи наших школьников действительно большие: физики завоевали три золотые, одну серебряную и одну бронзовую медали. В олимпиаде принимали участие будущие ученые из 75 стран мира. В этом году "золото" в Россию везут выпускники школ Санкт-Петербурга и Саратова, "серебро" - Челябинска, а "бронзы" - Кирова. В прошлом году по итогам физической олимпиады, проходившей в иранском Исфахане, российская сборная тоже завоевала три золотые и одну серебряную медали.

Чуть хуже выступили биологи, вернувшиеся из Индии: одна серебряная и три бронзовые медали. И тоже лидируют провинциальные школы - Киров, Казань, Курск, Ростов-на-Дону. Химики вернулись с четырьмя золотыми медалями из Венгрии: Новосибирск, Барнаул, Новгород и Москва (СУНЦ МГУ- школа имени Колмогорова).

Самый блестящий результат пока у математиков: все шесть участников выиграли шесть золотых медалей! Это ребята из подмосковного Долгопрудного, Екатеринбурга, Кирова, Омска и двое - из знаменитого питерского физматлицея #239. В командном зачете мы - на втором месте после китайцев (в прошлом году были первыми).

Проблемы не решены. Ни одна

Всем известно, сколько денег платят футболистам за победу в крупных международных турнирах, сколько причитается нашим олимпийцам (гораздо меньше, но тоже неплохо). Однако мало кто знает, что школьники - победители международных предметных олимпиад получают единственное вознаграждение за свою победу: три тысячи рублей в месяц до окончания учебы в школе или вузе. Поскольку это в основном ребята из провинции, то едва ли такая сумма поможет им выжить в период университетской учебы в Москве или Питере. И то деньги эти выплачивает не государство, а Благотворительный фонд Владимира Потанина (по собственной инициативе, за что ему огромная благодарность). Правда, теперь победителям вручают еще и разовые Президентские премии.

На самом же деле такие школьники и являются главным достоянием России. Теми, кто в будущем прославит страну. Причем "чуть больше", чем футболисты с хоккеистами. Как рассказал РЖ руководитель национальной сборной СССР по математике с 1981-го по 1984 год Александр Абрамов, один из тогдашних школьников-победителей олимпиады, Максим Концевич, сегодня знаменитый на весь мир математик, обладатель Филдсовской премии, а другой тогдашний победитель, Александр Разборов, уже член-корр. РАН. А в 1982 году победителем олимпиады стал знаменитый Григорий Перельман.

Ну ладно дети. Но, как выяснилось, вообще никаких денег не получают их наставники - тренеры национальных сборных. В то время как, например, в США с тренером, который готовит школьников на международную олимпиаду, заключается годичный контракт. Его сумма позволяет тренеру не работать в нескольких местах (как это происходит у нас), а заниматься лишь подготовкой школьников. Одаренные американские дети также получают государственные стипендии и гранты. Они все на виду, за ними "охотятся" и лучшие вузы, и будущие работодатели.

У нас же государственных денег не хватает даже на проезд школьников к месту сборов, которые проходят два раза в год - зимой и летом. А дорога, например, из Владивостока стоит вдвое-втрое дороже, чем оплата самих сборов. У тренеров, которые часто вынуждены выкладывать деньги из своего кармана, вся надежда на представителей российского бизнеса.

Это проблемы жизненно важные. Те, которые нужно срочно решать, иначе энтузиасты - преподаватели кружков в российской глубинке, да и тренеры сборных просто устало махнут рукой и займутся другим делом - семью-то кормить нужно. И о победах наших школьников можно будет забыть.

Олимпиады - это спорт профессионалов

О том, с какими проблемами сталкиваются тренеры сборных и сами участники международных олимпиад, обозревателю РЖ рассказывает руководитель национальной сборной по математике Назар Агаханов.

"Русский журнал": В прошлом году команда России на международной математической олимпиаде добилась очень больших успехов: впервые в своей истории она стала победителем в неофициальном командном зачете. Мы обошли китайцев по сумме баллов. В этом году по количеству набранных баллов наша команда оказалась второй после команды Китая. Это при том, что все шесть российских школьников завоевали золотые медали, а у Китая только пятеро. Как ведется подсчет баллов?

Назар Агаханов: Каждый школьник выполняет в течение двух дней олимпиады по три задания. Правильное полное решение каждой задачи оценивается в семь баллов. Поэтому суммарно любой участник может получить максимально сорок два балла. В этом году трое школьников - все китайцы (двое из команды Китая и один из США) - сумели набрать по сорок два балла. А в прошлом году абсолютно лучший результат был у нашего Кости Матвеева, который набрал тридцать семь баллов (настолько сложной была в прошлом году олимпиада).

Баллы, набранные каждым участником, суммируются, и верхушка этого рейтинга получает золотые медали (процентов восемь от числа участников), примерно вдвое больше - серебряные, втрое - бронзовые.

РЖ: В этом году впереди китайцы, потом идем мы, а дальше?

Н.А.: В последние годы верхушка таблицы международной олимпиады очень стабильна. За первое место боремся мы с китайцами (обычно мы - вторые). Как правило, третьими становятся американцы или Южная Корея. В этом году чуть-чуть впереди оказались американцы. И у тех, и у других - по четыре "золота" и по два "серебра". РЖ: В число сильнейших обычно входят и иранские школьники?

Н.А.: Иран традиционно - в десятке сильнейших команд мира, но сейчас у них, видимо, смена поколений. Они стали выступать чуть хуже.

Стабильно в десятку попадает Тайвань. Их соперничество с "main China" привело к тому, что два или три года назад на международной физической олимпиаде они обыграли китайцев, но по математике им это не удается.

Устойчивые результаты в последние годы показывает Таиланд; вернулась в десятку Венгрия.

РЖ: А много в американской команде иммигрантов?

Н.А.: Я, честно говоря, в этом году не смотрел список их команды. Но знаю, что лучший у них - китаец. Было два случая, когда наши школьники, заканчивая выступать за команду России, уезжали выступать за Америку. Дело в том, что в олимпиаде официально можно участвовать до 20 лет. Главное - не быть студентом университета. Формально в США они числились школьниками, хотя на самом деле таковыми уже не являлись.

РЖ: Чем можно объяснить невероятные успехи азиатов на международных олимпиадах - системой образования, особым методом подготовки именно олимпиадников или чем-то еще?

Н.А.: Я начну с Южной Кореи. Там мощное государственное финансирование. Они собирают сто двадцать лучших школьников со всей страны в специальном интернате и в течение года с ними занимаются. При этом большое внимание там уделяют и олимпиадной подготовке.

В Китае во многих провинциях существуют школы для одаренных детей. В них вкладываются большие деньги. Все эти школы устроены по принципу университетских городков: они находятся на окраине города, занимают гигантскую территорию, с большим количеством современных зданий, отдельно - административных и жилых, с огромной библиотекой, обязательно - с крытым спортивным комплексом и множеством открытых спортивных площадок. Отдельные здания - для химических, физических и биологических лабораторий. Отдельно - компьютерный центр. В таких кампусах предусмотрены общежития для школьников и гостиницы для преподавателей.

РЖ: Такие школы ведь очень дорогие?

Н.А.: Да. Но поскольку в Китае политика "одна семья - один ребенок", а обучение с 1-го по 12-й класс платное, то все родители стараются дать детям лучшее образование. Плата в хороших школах сильно разнится. Я знаю, что, если школьник хочет учиться в такой избранной школе, находящейся в другой провинции, он должен платить за свое образование солидную сумму. А если ребенок из этой же провинции и он очень талантливый, его могут и бесплатно взять. И даже будут выплачивать ему стипендию.

РЖ: То есть это система, поощряющая талантливых ребят?

Н.А.: Да. Так вот, система, когда создаются хорошие условия для обучения, помноженная на фантастические китайские трудолюбие, аккуратность, упорство, - дает прекрасные результаты. Плюс у китайцев нет таких проблем, как у нас.

РЖ: Что именно вы имеете в виду?

Н.А.: Уже второй год подряд в смете подготовки сборной команды России к международной олимпиаде не предусматривается оплата работы тренеров. Тренеры национальной сборной готовят ребят к олимпиадам за просто так!

РЖ: Это же фантастическое безобразие!

Н.А.: Нам практически вдвое сократили финансирование по сравнению с позапрошлым годом. А в Китае, когда проходит национальная олимпиада, в которой мы, по соглашению 1992 года, тоже участвуем, членов жюри селят в пятизвездочный отель, им создают все условия для работы. По всей видимости, столь же серьезное отношение и к тренерам, которые начиная с марта отбирают и тренируют китайскую сборную.

РЖ: Если тренерам национальных сборных не платят денег, то о какой инновационной экономике и развитии науки можно вообще говорить?

Н.А.: Просто при формировании госконтракта на организационно-финансовое сопровождение заключительных этапов Всероссийских олимпиад школьников и учебно-тренировочные сборы уже не первый год забывают учитывать увеличение количества предметов, по которым проводятся Всероссийские и международные олимпиады, а также инфляцию в стране.

И здесь я хочу выразить огромную благодарность Дмитрию Дойхену - выпускнику Физтеха, ныне бизнесмену, который не первый год оказывает спонсорскую помощь в подготовке нашей сборной к международной олимпиаде.

РЖ: И делает он это из любви к Физтеху?

Н.А.: Скорее, из любви к Родине. Видит, что люди занимаются делом, приносят славу государству, и поддерживает нас.

РЖ: А сами победители международных олимпиад получают от фонда Потанина стипендию в три тысячи рублей до окончания учебы. И все! А ведь это всего человек сорок на всю Россию. Лучшие из лучших!

Н.А.: Спортсмены-олимпийцы получают за свои победы от государства очень серьезные премии. Заслуженно, ведь большие победы способствуют укреплению национального духа. Но ведь победы на международных олимпиадах тоже "работают на престиж государства"! А система предметных олимпиад школьников безусловно доказала свою эффективность по поиску и отбору талантливых детей - будущей интеллектуальной элиты государства в наступившем веке высоких технологий.

РЖ: Да, дела... Давайте вернемся к "нашим китайцам". Утешьте тогда: в чем мы их превосходим?

Н.А.: Они хуже, чем наши ребята, решают комбинаторные задания. То есть те, в которых нужно придумать новое построение или логическую конструкцию. За счет этого мы и обыграли их в прошлом году, когда в варианте оказалось несколько задач с комбинаторными идеями.

РЖ: А почему они все-таки обычно побеждают?

Н.А.: Они, за счет большей аккуратности и готовности безошибочно выполнить большой объем работы, гораздо лучше решают задачи "на технику", то есть по алгебре, теории чисел, геометрии, если это геометрия "счетная" (где можно провести большое количество выкладок и получить результат).

Но наши школьники могут дать фору другим странам в креативности. С точки зрения придумывания чего-то нового мы впереди планеты всей. Правда, умение отойти от стандарта, видимо, имеет и оборотную сторону: нашим школьникам свойственна некая безалаберность, несобранность. Нередко в решении присутствуют логические пробелы, в решенных в принципе (на уровне идей) задачах допускаются, как было и в этом году, грубые алгебраические ошибки.

РЖ: В прошлом году на встрече с тренерами сборных в Минобразе говорили о том, что нужно освобождать от участия в выпускных школьных экзаменах тех, кто участвует в заключительном этапе Всероссийских олимпиад. Решена ли эта проблема?

Н.А.: Нет, не решена. Но теперь у нас появилась новая проблема - привязка победы в олимпиаде к поступлению без экзаменов в вуз. На самом деле эта хорошая мера может привести к плачевным последствиям.

Конечно, таких детей (одаренных, талантливых) нужно освобождать от выпускных в школе и принимать в вуз без экзаменов. На финале Всероссийской олимпиады по 11-му классу участвуют порядка шестидесяти школьников. По Положению до 45% из них (порядка двадцати пяти человек) могут стать победителями и призерами этой олимпиады. А прием только на мехмат МГУ - четыреста школьников. При этом питерцы поступают на мат-мех Петербургского университета, кто-то идет в Физтех (там прием на ФУПМ - порядка ста человек). Двадцать пять человек - это капля в море в масштабах всей страны.

Но тут возникла другая проблема, которая может погубить олимпиадное движение. Поскольку норма безэкзаменационного поступления победителей и призеров в вузы действует в течение трех лет, то, по мнению юристов Минобра, все победители и призеры олимпиад должны обладать этим правом. То есть и девятиклассник, и десятиклассник, ставшие призерами Всероссийской олимпиады, имеют право после окончания школы без экзаменов поступить в вуз.

РЖ: Ну и что в этом плохого?

Н.А.: Делается вполне разумный с юридической точки зрения логический шаг: все участники олимпиады должны выполнять единые задания, то есть и девятиклассники, и одиннадцатиклассники. Но по математике этого делать нельзя: сегодня задания в 9-м и 11-м классах разительно отличаются. Старшеклассники решают задачи с учетом программ по математике 10-х и 11-х классов (основы матанализа, логарифмы). То есть у них все смещается в сторону технических заданий. А в 9-м классе задания, в первую очередь, "на мозги", на комбинаторику (то, в чем мы обыгрываем китайцев). Если мы заставим девятиклассников решать те же задачи, что решают одиннадцатиклассники, то мы придем к той ситуации, которая наблюдается в Китае. У них все школьники решают одинаковые задания, и они нас обыгрывают в технике. Но проигрывают в логике, в комбинаторике. Мы все равно не догоним ни китайцев, ни корейцев в технике, но потеряем то, в чем мы сильны: в умении отыскивать талантливых креативных ребят.

РЖ: И последнее. Как на ваш взгляд - отражают ли успехи на олимпиадах состояние образования в стране?

Н.А.: Эти успехи, скорее, демонстрируют сохранение традиций олимпиадного движения. Это результат работы энтузиастов на местах с одаренными школьниками, а не отражение общего уровня образования. Ведь если не считать питерцев, у нас в команде все ребята из городов, где активно работают с детьми, - из Кирова, Омска, Екатеринбурга, Долгопрудного.

Хотя, конечно, для того, чтобы большее число "звездочек" открывалось, нужно, чтобы общий уровень образования был достаточно высоким. Чтобы был хороший фундамент. Поэтому в какой-то степени успехи в олимпиадах отражают уровень образования в стране. Но когда сборная выезжает на олимпиаду, это, скорее, спорт профессионалов.

Поэтому в первую очередь необходима поддержка тех энтузиастов, которые активно, успешно работают со школьниками. А то у нас по традиции происходит "наказание невиновных и награждение непричастных". Ни разу тренеры команды России по математике не получали наград, несмотря на то, что всемирно признан авторитет нашей олимпиадной математической школы. И мы можем потерять сообщество тех энтузиастов, которые работают с нашими действительно самыми талантливыми в мире школьниками. Как, например, из-за необходимости зарабатывать на хлеб насущный перестал вести кружки молодой талантливый педагог, подготовивший прошлогоднего золотого медалиста международной олимпиады.

Источник: "Русский журнал", Наталья Иванова-Гладильщикова наверх

 

 

Все никак я не пойму
В том e-mail`e новости.
И без ложной скромности
Требую подробности!

Рассказывается о проблемах и значимых событиях в мире сетевых образовательных проектов и программ, волнующих учителей.

Документ обновлен: