БЕГЛЫЙ ВЗГЛЯД НА ЭПИГРАММУ

Благоговею перед созданием Фауста, но люблю и эпиграммы.
А.С.Пушкин

Эпиграмма родилась в Древней Греции приблизительно две тысячи во- семьсот лет назад.
Сегодня в мире преобладает сатирическая эпиграмма. В античности же это ее качество проявилось как результат длительного развития. Эпиграмма представляла собой посвятительную надпись на треножнике, на щите, на вазе или на другой утвари богу-покровителю (эпиграмма в переводе с греческого и означает "надпись").

СТИХОСЛОВИЕ К ЭМБЛЕМЕ,
изображающей Какуса, иже (который) пасомые кравы (коровы) Геркулеса покрал, а дабы следу до его вертепа (пещеры) не было, за ошибы (хвосты) сия втащил, и тако следы не в вертеп, но из вертепа идущих явился с надписанием: "Хитрое хищение, но праведным мужеством преухищенно будет"
(Из серии картин на триумфальных вратах в день вступления в Москву русских полков под предводительством Петра I после отвоевания Нарвы у шведов) 19 декабря 1704 года

Похитил кравы Какус, след (зри) погубляет,
Обманути крепкого Геркулеса чает.
Тожде творит хитрый швед под именем права:
"Моя есть Ижерская - глаголет - держава.
Зри, хитрче (хитрец), се Алцыдес крепкий близ вертепа,
Отзовется, чия есть в хитрости заклепа (у кого больше смекалки).

("СТИХОСЛОВИЕ..." написано значительно позже, чем в античное время, но стиль письма позволяет представить эпиграмму той эпохи.)

В дальнейшем прибавилась разновидность эпиграммы - эпитафия, то есть надгробная надпись, сообщавшая, как и теперь, краткие сведения об усопшем человеке.
Зде погребен, который не давал никому,
Хотя было довольно в сундуке и в дому.
Днесь ему за то руки по смерти связано,
Дабы не могл отобрать, что по нем забрано.

Чем короче был текст, тем легче труд резчика, который работал на твердом материале, в основном на камне. Поскольку надпись служила только для того, чтобы обессмертить факт приношения, то она заключала сухую бесстрастную информацию, и не более. Мало-помалу в ней стихийно начали появляться строки, согретые чувством любви, в эпитафии - чувством скорби. Пробуждение эмоций, а вместе с ними и художественных черт позволило эпиграмме в VII-VI веках до н. э. перейти с мемориального предмета на свиток и встать в ряд с другими лирическими жанрами литературы.
Изменение статуса обогатило эпиграмму новым содержанием. Ее темой стали мимолетные философские размышления о мире и сам предметный мир во всем его многообразии.

IN MORAM STELLERI MEDICI
Dum bonus aegroto quaerit medicamina Steller
Lenta morte animam squalidus aeger agit.
Ducitur et funus, lacrimae et siccantur amicis,
Riteque legatae distribuuntur opes.
Omnis Stellerum condemnat turba moratum,
Haerens, cur equidem, nescio, salus amat.
Tum redit et medicus, faciesque iriscit ipsis
Praevertit reditum quod fera parca suum.

Перевод В.Васильева
СЛУЧАЙ С ЛЕКАРЕМ СТЕЛЛЕРОМ
Пока Стеллер, добрый врач, подбирал лекарство,
Его больной отошел в загробное царство.
Родственники, как могли, пережили бедство,
Прах его предав земле, разделив наследство.
И когда они уже слезы осушили,
Дружно прокляли врача и о нем забыли.
Наконец явился врач, закричав гневливо,
Отчего злодейка смерть так нетерпелива.

Теперь поэту представлялась возможность выразить в эпиграмме любую мысль; любую, но традиционно только одну, и эту одну-единственную мысль по канону он обязан был завершить оригинально. Своеобразная, не- ожиданная развязка стихотворения, называющаяся по-латински клаузулой, у французов - пуантом, а в нашем обиходе - солью эпиграммы, составляет ее душу. Любопытное наблюдение сделал английский поэт XIX века Кол- ридж:
Для эпиграммы нужна быстролетность.
Плоть ее - краткость, душа - искрометность.

По мере того как эпиграмма стала окрашиваться в сатирические тона, роль пуанта возрастала. А сатирические тона в ней улавливаются уже в VII веке до н. э.
Но эпиграмматический смех в полный голос зазвучал лишь на рубеже новой эры, чему способствовали особые обстоятельства: разложение рабовладельческого строя и падение нравов, вызывавшее негодование и сарказм художников.
Попав из Греции в Древний Рим, эпиграмма расцвела в устах гениального Маринада, который творил начиная с последних лет правления Нерона до смерти императора Домициана (96 г.), и создал там около полутора тысяч наполненных горькой правдой зарисовок из жизни агонизирующей империи. В то время как античная городская цивилизация изживала себя, а роль культурно-просветительских центров в известной мере начали играть христианская церковь и монастыри, сатирические эпиграммы сошли на нет. Вновь наибольшее распространение получили эпиграммы посвятительные, и прежде всего христианские.
Сатирическую эпиграмму вернули к жизни писатели европейского Возрождения. Гуманисты великой эпохи сначала сочиняли эпиграммы по канонам, выработанным в античности. Образцом им служили греки, в частности сатирик I века Лукиллий, и древнеримские поэты Катулл, Маринад и Авсоний. До XVI века эпиграммы в основном писали по-латыни, а с XVI века появляются острые стихотворные мысли на современных европейских языках: итальянском, французском, испанском, английском, польском.

Дж.Байрон
ЭПИГРАММА НА АДРЕС МЕДНИКОВ, КОТОРЫЙ ОБЩЕСТВО ИХ НАМЕРЕВАЛОСЬ ПОДНЕСТИ КОРОЛЕВЕ КАРОЛИНЕ, ОДЕВШИСЬ В МЕДНЫЕ ЛАТЫ
Есть слух, что медники, одевшись в медь, поднесть
Желают адрес свой. Парад излишний, право:
Куда они идут, там больше меди есть
Во лбах, чем принесет с собой вся их орава.

ЭПИТАФИЯ ВИЛЬЯМУ ПИТТУ
От смерти когтей не избавлен,
Под камнем холодным он тлеет;
Он ложью в палате прославлен,
Он ложе в аббатстве имеет.

С некоторым опозданием эпиграмма становится популярной и в России. Почва для нее была подготовлена фольклором и всем предшествующим развитием литературы. На раннем этапе развития фольклор в России особенно действенно влиял на литературу, а литература, в свою очередь, на фольклор. Народные же пословицы в эпиграмматическом духе настолько близки жанру эпиграммы, что между ними иногда невозможно провести границу. Сравним построенные на игре слов державинскую эпиграмму:
О, как велик На-поле-он!
Он хитр и быстр, и тверд во брани;
Но дрогнул, как простер лишь длани
К нему с штыком Бог-рати-он. (т. е. Багратион)

и народную пословицу, сложенную в те же годы:

Был не опален, а из Москвы вышел опа-лен . ("не опален", т. е. Наполеон, имя которого крестьянину трудно выговорить).
Они образуют удивительное жанровое единство.

Российская действительность XVIII столетия заставила обратиться к эпиграмме и такого поэта-философа, как Гаврила Романович Державин.

ЭКОНОМКА
Расчетисто ведешь ты дом, хозяйка, твой:
Скончался муженек - в запасе есть другой.

В эпиграмматическом роде он написал не много, но это была подлинно державинская пророческая эпиграмма, в основе которой - суровое предупреждение (memento mori! - помни о смерти!). Только так воспринимается его стихотворение "На смерть собачки Милушки", в котором, коснувшись истории казни Людовика XVI, поэт исподволь обращается ко всем коронованным особам:
Не все ль судьб игрушка -
Собачки и цари?

Эпиграммы, созданные в период сентиментализма и романтизма, заиграли новыми красками. Идейный вождь сентименталистов, один из гуманнейших и самых просвещенных людей своего времени Н.М.Карамзин не обошел вниманием любимый русским искусством жанр эпиграммы и обогатил его новым содержанием.
Н.М.Карамзин
НАДПИСИ НА СТАТУЮ КУПИДОНА
(Сочинитель сих надписей увидел в одном доме мраморного Амура и с позволения хозяйки исписал карандашом с головы до ног. - Прим.Н.М.Карамзина)

НА ГОЛОВУ
Где трудится голова,
Там труда для сердца мало;
Там любви и не бывало;
Там любовь - одни слова.

НА ГЛАЗНУЮ ПОВЯЗКУ
Любовь слепа для света
И, кроме своего
Бесценного предмета
Не видит ничего.

НА СЕРДЦЕ
Любовь - анатомист: где сердце у тебя,
Узнаешь, полюбя.

НА НОГУ
Когда любовь без ног? Как надобно идти
От друга милого, сказав ему: "Прости!"

Автор "Бедной Лизы" заметно усиливает эмоциональный строй эпиграммы, приглушая, однако, ее сатирическое звучание; за образец он берет альбомные стихи, вошедшие в моду еще в XVIII веке. Карамзин украсил рифмами многие философские афоризмы, тем самым сделав их выразительнее и доходчивее.

Кстати, о "Бедной Лизе":
Неизвестный автор второй половины XVIII века
НА ПОВЕСТЬ Н.М.КАРАМЗИНА "БЕДНАЯ ЛИЗА"
Здесь бросилася в пруд Эрастова невеста.
Топитесь, девушки: в пруду довольно места.

Если же рассматривать его рифмованные афоризмы вместе с нерифмованными, то они далеко не идилличны. Чего стоит, например, такая его сентенция о придворной среде:
Больше лиц, нежели голов; а душ еще меньше.

Русская эпиграмма совершила стремительный взлет, когда к ней прикоснулся Пушкин. Гениальный поэт стал теоретиком и истолкователем капризного жанра "окогченной летуньи", как метко окрестил эпиграмму Баратынский. Пушкин взял на вооружение весь арсенал накопленных до него приемов и, овладев оружием классического образца еще в лицейские годы, затем придал эпиграмме новые боевые свойства.
А.С.Пушкин
ЭПИГРАММА НА СМЕРТЬ СТИХОТВОРЦА
Покойник Клит в раю не будет:
Творил он тяжкие грехи.
Пусть бог дела его забудет,
Как свет забыл его стихи.

Так, пользуясь классицистической традицией обыгрывания имен, он проводит эту игру не по давно обкатанной схеме (глупый человек - Глупой, женщина-обольстительница - Прелеста и т. д.), а находит точные смысловые созвучия между фамилиями своих адресатов и отрицательными чертами их характера: Каченовский вследствие его журналистской драчливости ассоциируется с кочергой, и поэт назвал его Кочерговским; Булгарина за его приспособленчество и частую смену взглядов он сравнил с флюгером и нарек Флюгариным.
А.С.Пушкин
Ф.В.БУЛГАРИНУ
Не то беда, Авдей Флюгарин,
Что родом ты не русский барин,
Что на Парнасе ты цыган,
Что в свете ты Видок Фиглярин:
Беда, что скучен твой роман.
(О романе "Дмитрий Самозванец")

Однако ярче всего пушкинская новизна проявилась в эпиграммах-портретах. Если сравнить две эпиграммы на Аракчеева - одну, написанную Баратынским, а другую - Пушкиным, то легко заметить, насколько глубже пушкинское постижение того же типа, выпестованного николаевским режимом.

Е.А.Баратынский
НА А.А.АРАКЧЕЕВА
Отчизны враг, слуга царя,
К бичу народов - самовластью -
Какой-то адскою любовию горя,
Он не знаком с другою страстью...
Скрываясь от очей, злодействует впотьмах,
Чтобы злодействовать свободней,
Не нужно имени: у всех оно в устах,
Как имя страшное владыки преисподней.

Аракчеев Баратынского может быть соотнесен с любым временщиком, а у пушкинского Аракчеева мы видим не только личину, свойственную царским сатрапам ("Всей России притеснитель", "Полон злобы, полон мести"), но и черты, присущие исключительно Аракчееву, своеобразному феномену зла и жестокости.

А.С.Пушкин
НА А.А.АРАКЧЕЕВА
Всей России притеснитель,
Губернаторов мучитель
И Совета он учитель,
А царю он - друг и брат.
Полон злобы, полон мести,
Без ума, без чувств, без чести,
Кто ж он? Преданный без лести,
Б... грошевый солдат.

Курсивом выделяя слова "Преданный без лести", поэт, с одной стороны, усиливает индивидуализацию Аракчеева через девиз, который тот сочинил для своего герба, а с другой, дает возможность в общем контексте всю фразу воспринять на слух, как "Преданный б е с лести", что приводит к уничтожающей героя игре слов.

Острые эпиграммы не всегда для их творцов проходили безнаказанно. Не последнюю роль сыграли они и в трагической судьбе Пушкина. Царь не простил поэту (наряду с другими прегрешениями) эпиграмматических стрел, направленных в тех, кто окружал его священную особу, и даже в него лично.
А.С.Пушкин
НА М.С.ВОРОНЦОВА
Полу-милорд, полу-купец,
Полу-мудрец, полу-невежда,
Полу-подлец, но есть надежда,
Что будет полным, наконец.

Зато дар эпиграмматиста, блеск и острота ума высоко ценились в передовых кругах России. Эти качества, мятежная искрометность служили своеобразной визитной карточкой гражданственности. Эпиграмма с восторгом принималась среди декабристов, в обществе "Зеленая лампа". К ней охотно прибегали в беседах и спорах выдающиеся ученые и деятели культуры тех лет. Из блистательной когорты эпиграмматистов пушкинского времени наиболее представительными, кроме самого Пушкина, были его друг, душа петербургских салонов С. А. Соболевский, а также Е.А.Баратынский и П.А.Вяземский.
С.А.Соболевский
АВРОРЕ ШЕРНВАЛЬ
Сияет Аврора,
Свежа и румяна;
В ней много для взора
И шиш для кармана.

А.С.ПУШКИНУ
Здорово, новый камер-юнкер!
Уж как же ты теперь хорош:
И раззолочен ты, как клюнкер, (кисточка)
И весел ты, как медный грош.

Н.К.Батюшков
ЭПИТАФИЯ ВЯЗЕМСКОМУ
Писал стихи, а не пасквили
И в карты вовсе не играл:
Его не многие хвалили,
Он всех охотно прославлял.

Н.К.Батюшков
ЭПИГРАММА
"Не годин ни к чему Глупницкого журнал".
- Зоилы дерзкие, вы ль это говорите?
Неблагодарные, я разве не видал,
Когда, бывало, вы табак со мной курите,
Когда что завернуть понадобиться вам,
Журнал Глупницкого всегда тут пригодится.
Но я вас накажу: ни нумера не дам
Журнала этого, когда вам не заспится.

Поэты первых трех десятилетий XIX века, каждый внеся посильную лепту, подняли русскую эпиграмму на невиданную до того высоту. Велик и ее сатирический диапазон - от изящной тонкой шутки, меткой насмешки, глубокой иронии и сарказма до разящей громоподобной эпиграммы-приговора, смертоносного политического оружия. Такая эпиграмма вершит суд в веках, невзирая на чины и звания, осуждая своих "героев" на бессмертие позора.
Искусство мгновенного, молниеносного обнажения низменной сути персонажа, точность словесного выражения, прекрасное владение рифмой и метрикой не только поставили эпиграмму в ряд ведущих жанров русской литературы, но и способствовали другому любопытному процессу: эпиграмма стала оказывать влияние на крупные формы, а о малых и говорить не приходится. Границы между жанрами, чистоту которых так оберегали классицисты, постепенно стирались.

А.Н.Майков
АВТОЭПИГРАММА
Устал я жить, устал любить
И трепетать за все святое!
Любовь - цель жизни, может быть,
Но и ярмо мое земное!..

DE MORTIUS (AUT BENE AUT NIHIL - О мертвых или хорошо, или ничего)
Давно всеобщею моралью решено:
"Об мертвых говори хорошее одно".
Мы ж заключение прибавили такое:
"А о живых одно дурное".

А.А.Козлов
ЭПИТАФИЯ МИХ.ЯКОВ. ГОЛЯТКО-НЕПРОЛЕЙКАПЛИНУ
Спи без просыпа, мой друг, теперь время тебе протрезвиться;
Мы же над прахом твоим, в твою память до утра пропьем.

Эпиграмматические афоризмы, как известно, любил Грибоедов, наполнивший ими комедию "Горе от ума", любил их и ироничный Лермонтов, у которого они пронизывают почти все произведения.
М.Ю.Лермонтов
ГЛУПОЙ КРАСАВИЦЕ
Амур спросил меня однажды,
Хочу ль испить его вина, -
Я не имел в то время жажды,
Но выпил кубок весь до дна.
Теперь желал бы я напрасно
Смочить горящие уста,
Затем, что чаша влаги страстной,
Как голова твоя, - пуста.

Эпиграмматична природа крыловских басен. Стихия эпиграммы ощущается в творчестве Салтыкова-Щедрина, особенно в его сатирических циклах и в сказках, которые вообще можно назвать эпиграмматическими. Эпиграмма проникает в эпистолярный жанр: переписка И.С.Тургенева с друзьями расцвечена остроумными стихами "на случай" и друг на друга.
Эпоха 1860-х годов знаменуется расцветом политической сатиры. "Король рифм" Минаев заявлял: "Мы верим в смех как в гражданскую силу". Такому целенаправленному смеху активно способствовали "Свисток" (1859-1863 гг., приложение к журналу "Современник") и сатирический журнал "Искра" (1859-1873). В "Свистке" тон задавали Добролюбов, Чернышевский, Некрасов, Михайлов, Салтыков-Щедрин, А.К.Толстой, братья Жемчужниковы, в "Искре" - Курочкин, Минаев, Жулев, Пальмин и др.

Н.А.Некрасов
ЭПИТАФИЯ
Зимой играл в картишки
В уездном городишке,
А летом жил на воле,
Травил зайчишек груды
И умер пьяный в поле
От водки и простуды.

В.С.Курочкин
ДРУЖЕСКИЙ СОВЕТ
(Посвящается рецензенту, который примет эту шутку на свой счет)
Друг мой, вот тебе совет:
Если хочешь жить на свете
Сколь возможно больше лет
В мире, здравье и совете, -
Свежим воздухом дыши
Без особенных претензий;
Если глуп - так не пиши,
А особенно - рецензий.

В.С.Соловьев
ЭПИТАФИЯ
Владимир Соловьев лежит на месте этом.
Сперва был философ, а ныне стал шкелетом.
Иным любезен был, он многим был и враг;
Но, без ума любив, сам ввергнулся в овраг.
Он душу потерял, не говоря о теле:
Ее диавол взял, его ж собаки съели.
Прохожий! Научись из этого примера,
Сколь пагубна любовь и сколь полезна вера.

В.С.Соловьев
ЭПИГРАММА
Благонамеренный
И рустный анекдот!
Какие мерины
Пасут теперь народ!

К.Прутков
ЭПИГРАММА 1
"Вы любите ли сыр?" - спросили раз ханжу.
"Люблю, - он отвечал, - я вкус в нем нахожу".

ЭПИГРАММА 2
Раз архитектор с птичницей спознался.
И что ж? - в их детище смешались две натуры:
Сын архитектора - он строить покушался,
Потомок птичницы - он строил только куры.

Из не включенного в собрание сочинеий К.П.
ЭПИГРАММА 2
Мне, в размышлении глубоком,
Сказал однажды Лизимах:
"Что зрячий зрит здоровым оком,
Слепой не видит и в очках!"

ЭПИГРАММА 3
Пия душистый сок цветочка,
Пчела дает нам мед взамен;
Хотя твой лоб - пустая бочка,
Но все же ты не Диоген.

На страницах прессы удобным видом политической пропаганды стали разоблачительные стихотворные надписи к карикатурам - традиция, идущая в русской литературе еще от лубочных картинок.
Не следует думать, что в этот бурный период нашей истории, да и в предшествующие времена, эпиграммы сочинялись только на царей, на проводников их политики и на классы, стоявшие у власти. Бунтующих сатириков ожидали как репрессивные меры воздействия, так и огонь ответных эпиграмм. Эпиграмматические баталии всегда развертывались вокруг насущных проблем или в связи с деятельностью какого-либо государственного института, занимающего в стране главенствуюшее положение. Таким учреждением в Италии была папская курия, во Франции - Французская академия, а в России начала XX века - Государственная дума. Каждая партия, представленная в ней, пробивала дорогу к избирателям, от которых она зависела, используя все средства - от серьезных программных и теоретических печатных статей до сатирических выпадов против своих конкурентов.
Но в ряду гуманистов, начавших эпиграмматический путь в ту мятежную пору, особенно выделяются Демьян Бедный и В. В. Маяковский.
Демьян Бедный пересмотрел старые поэтические формы и возродил басню, признававшуюся в начале XX века лишь как явление литературного прошлого, и вместе с басней не менее забытый вид эпиграммы - сказку. Все сатирические эпиграммы, как нам кажется, делятся на блиц-эпиграммы и эпиграмматические сказки. В каждой из этих групп возможно дальнейшее формообразование. Во Франции, например, в конце XIX века была изобретена "экспресс-басня", названная так потому, что из четырех канонических строк последняя несет в себе мораль, как положено для басни, и в эту последнюю строку вкладывается столько неожиданного или остроумного, что, согласно Лессингу, четверостишие из басни преображается в эпиграмму, как это видно у Александра Поте (1820-1897):

Жан попался красотке в сети...
Под луной обвенчался с ней
И убил ее на рассвете.
(Мораль:) Утро вечера мудреней.

После революции 1917 года стране срочно понадобились стихи, которые сорвали бы маски с внешних и внутренних врагов нового строя языком, доступным самым широким массам. Таким первым глашатаем революции стал Маяковский.
К концу 1920-х годов в связи с ухудшением в стране общественно-политического климата, пафос сатирических обличений резко понизился. Робкие попытки возродить вековые традиции жанра не дали результатов. Политические эпиграммы ушли в подполье, а на поверхности остались мелкотравчатая тематика да обмен писателей дружескими шаржами.

М.Светлов
М.ШАГИНЯН
И снова мы желаем Мариэтте
Без устали носиться по планете -
Пусть соберуться вместе впечатленья,
Чтоб новой книгой стать без промедленья!

А.Твардовский
Скажите мне: не чудеса ль
В большой поэзии я вижу?
Чем дальше он уходит в "Даль",
Тем он читателю все ближе.

ЗОЛОТОЙ ПЕТУШОК (С.МИХАЛКОВ)
Не только утром на заре,
Не только на одном дворе,-
Во многих жанрах без труда
Наш петушок поет всегда.

А.БАРТО
Счастливой быть, всегда творить,
Стихам необходимой быть -
Шлют пожеланья эти
И взрослые и дети.

Л.УТЕСОВ
Сегодня, друзья, я проснулся чуть свет,
И сразу заплакал от горя,
На палубу вышел, а палубы нет,
Ни чаек, ни неба, ни моря...

Е.ЕВТУШЕНКО
Шуми, мой друг, шуми! Молчанья не прошу,
Но, как читатель, заявляю прямо:
Куда приятней станет этот шум,
Коль меньше будет в нем саморекламы!

А.ПАХМУТОВА
Что пожелаем ей под Новый год?
Чтоб был талант ее все в той же силе,
Чтоб в гости к Пахмутовой ноты приходили
И уходили песнями в народ!

А.ВОЗНЕСЕНСКИЙ
Смятенье чувств, "Мозаика", "парабола" -
Такая в творчестве его ппора была,
Иная, ждем, к нему придет пора
И ясный стих скользнет из-под пера!

А.РАЙКИН
В день современный пламенно влюблен,
Оружием сатиры он сражается,
И на советскую эстраду он
Всегда, как на трибуну, поднимается.
И.ИГИНУ
Твоею кистью я отмечен -
Спасибо, рыцарь красоты
За то, что изувековечил
Мои небесные черты!

И.ИГИНУ
Я, в искусстве правду любя,
Убедился сегодня снова -
Как приятно после тебя
Видеть Репина и Васнецова!

В связи с открытостью российского общества сегодня звучит эпиграмма. Так и в нашем городе есть поэты-сатирики, работающие в этом жанре; один из них - Валентин Данилов.

В.Данилов
БОРИСУ ЕЛЬЦИНУ
С моста сиганул и на танк взгромоздился,
Оркестром чужим дирижировал раз,
И заново после шунтов возродился...
Весь мир удивлять Президент наш горазд.

ВЯЧЕСЛАВУ ПОЗГАЛЕВУ (губернатор Вологодской области)
В Президенты он не метит.
В книге сам сказал герой.
Путь писателя не светит.
Светит Славе... срок второй.

Руководству "Северстали":
АЛЕКСЕЮ МОРДАШОВУ
Черномырдину брат по фамилии,
А Немцову родня по уму.
И хоть жизнь далека от идилии,
Он не топит завод, как Муму.
ВАЛЕРИЮ СИКОРСКОМУ
Один из "стальных" тех ребяток,
Что климат способны сменить.
Умен с головы и до пяток,
И любит финансов он нить.

ОЛЕГУ СЕЛЯНИЧЕВУ
Компьютерщик класса высокого -
Предмет воздыханий девиц,
Мечтающих чаще быть около
... его электронных таблиц.


Были использованы литературные источники:
1. Русская эпиграмма. Сост.В.Васильев. - М.: Худож.лит., 1990.
2. Байрон Дж.Г. Навстречу вихрям я всегда бросался...: Избр.поэтич. произвед.- М.:Дет.лит., 1984
3. Козьма Прутков. Сочинения, М.: Правда, 1986
4. Толстой А.К.Избранное. - М.: Правда,1986.
5. И.Игин. Улыбка Светлова. - Л.: Советский художник, 1968.
6. В.Данилов. Мордашки эти всем знакомы. - Череповец, Изд-во "Инфоком", 1997.